Архаические роли женщин

Вероника посмотрела на меня тем своим особенным, долгим взглядом, после которого становилось понятно — нужно быть начеку, и сказала:

— Быть женщиной в нашем мире — несомненное преимущество. Даже в современный век женщине чётко отведены всего две полярные роли: матери и шлюхи. Соответственно, от женщин требуют и ожидают всего двух вещей: выращивать потомство и быть секс-куклой. Все другие устремления женщины входят в противоречие с глубинной социальной архаикой, заложенной в человеке. Это даёт женщине, которая способна отказаться от плена этих архаических ролей, небывалый простор для манипуляции как другими женщинами, так и мужчинами. Просто потому, что тогда открывается обширная «серая зона», где женщина становится непредсказуема, а, следовательно, обретает власть над теми, кто остаётся в рамках своих ролей.

— Интересный взгляд на гендерное положение, — заметил я. — А почему тогда многие женщины и поныне считают, что их права ущемлены?

— Потому что они слишком многого хотят, — улыбнулась Вероника. — А точнее, хотят принципиально несовместимого. Продолжая привычно играть роль шлюхи и пользуясь всеми выгодами этой роли, они требуют, чтобы те, кто покупает их в качестве шлюх, воспринимали их за равных. Но так не бывает. Покупатель и товар не могут быть равны.

— Что значит «играть роль шлюх», Ника?

— Любая женщина, которая хочет, чтобы мужчины хотели её как женщину, находится в плену архаической роли шлюхи, — ответила Вероника.

— То есть ты хочешь сказать, что распространённое стремление «быть желанной женщиной», желанной эдак абстрактно, а не для кого-то, это…

— Архаическая роль шлюхи, — кивнула Вероника. — Чаще всего абсолютно неосознанная. Культ женского тела, например, построен именно на этом. Как ты думаешь, кто особенно рьяно поддерживает этот культ — мужчины или сами женщины?

— Думаю, сами женщины, — ответил я. — Мужчины только пассивно потакают. Никто не заставляет женщин публично демонстрировать своё тело, они с удовольствием делают это добровольно.

— Именно. Секрет заключается в том, что мужчины и женщины всю историю человечества оставались равноправны. Не были равны совсем другие человеческие функции: покупатель и товар. И вовсе не женщины вдруг задумались с недавних пор о своих правах, а товар задумался о своём недостижимом равенстве с покупателем.

— Да, Ника… — задумчиво протянул я. — Если бы рассказать об этом тем женщинам, которые чувствуют себя ущемлёнными по факту своего гендера, они пришли бы в бешенство.

— Разумеется! — рассмеялась Вероника. — Поэтому рассказывай об этом осторожно и не забывай, что ни один человек, проживающий свою жизнь в рамках определённой роли, на дух не переносит свободы.

 

 

Отрывок из романа «Дао Вероники: Принятие»