Несправедливость

— И ты что же, считаешь, что наш мир справедливо устроен? — Настя скептически взглянула на Веронику.

— Конечно нет, — та пожала плечами.

— Значит, ты согласна, что он всё-таки несправедлив?

— Не согласна, — Вероника улыбнулась.

— А какой же он тогда?

— Скажи, Настя, как ты считаешь, во-он тот дом — он справедлив или несправедлив?

— Странный вопрос. Я не имею отношения к этому дому!

— Ну так давай зайдём в него, — предложила Вероника. — Уверена, нас там даже масалой напоят. Но, может, и просто выгонят. Тогда ты мне скажешь, справедлив тот дом или нет.

— Ты сейчас передёргиваешь! — недовольно заметила Настя.

— Мир, — усмехнулась Вероника, — это просто мир. Несправедливым его делает только твоя жадность.

— А можно не переходить на личности?! — вспыхнула Настя. — Тем более ты ничего обо мне…

— Да всё я о тебе знаю. Несправедливость для тебя начинается в тот момент, когда тебе чего-то недодали. И «тебе» относится не только вот к этой штуке, — Вероника бесцеремонно шлёпнула Настю по спине, — но и к любым другим людям, на место которых ты себя подставляешь. Ты просто очень жадная, Настенька. Невероятно жадная!

Вероника расхохоталась. Настя покраснела, но сдержалась, и только язвительно заметила:

— А ты, Ника, равнодушная и чёрствая. Из-за таких, как ты, в мире и процветает несправедливость.

— Верно, — согласилась Вероника. — Из-за таких, как я, людские жадности остаются неудовлетворёнными. Потому что если я хочу чего-то, что мне не дано по праву так называемой справедливости, я просто беру это сама. А если не умею взять или не имею такой возможности — учусь создавать возможность. Поэтому то, что ты считаешь несправедливостью, я считаю шикарным подарком, который называется «вызов».

— Посмотрим, как ты запоёшь, когда тебя несправедливо… — Настя замялась, но не смогла подобрать пример и махнула рукой.

— Радостно запою, подруга, радостно! — снова рассмеялась Вероника. — Потому что никто не может поступить со мной несправедливо. В моей голове просто нет места такому конструкту.

 

 

Отрывок из романа «Дао Вероники: Принятие»