Неуязвимые кроткие

— Это вовсе не секрет, — произнесла Вероника, — а как раз давно известно людям. Известно, да мало, кем воспринято. Ещё две тысячи лет назад было сказано: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю». Вот скажи мне, как ты понимаешь это выражение?

— Кроткие… — повторил я, и перед моим внутренним взором на мгновение проявились буквы, сложенные в слова, как будто начертанные на песке и существующие всего несколько мгновений между порывами ветра: «кротость всеми и всем довольна, и нет такой нечаянности, которая бы раздражила её». Едва я успел прочитать их вслух, как слова исчезли, а я вдруг вспомнил, что они принадлежат Иоанну Кронштадтскому. Когда-то, ещё подростком, я прочитал их в старой книге в монастырской библиотеке, забыл почти сразу, как закрыл фолиант, и сейчас был поражён тем, какие сюрпризы, оказывается, способна выкидывать моя память.

— Кротость всеми и всем довольна, и нет такой нечаянности, которая бы раздражила её, — повторила Вероника убедительным голосом. — Прекрасно сказано! Это и есть то, о чём мы говорили. Человек на пути зова довольствуется тем, что имеет в данный момент. Чтобы достигнуть такого состояния, он разворачивает вектор своих желаний: теперь они направлены не вовне, на добычу силы из внешнего мира, а внутрь самого человека, на поиск силы в собственной глубине. Я говорила тебе, да и ты сам испытывал это, что пространство внутри себя Настоящего так же бесконечно, как и Мироздание, в котором мы существуем. Внутреннее равно внешнему, и внутренний ресурс бесконечен. Кроткий, находясь в соприкосновении с источником силы внутри себя, неуязвим, потому что в каждый момент удовлетворён, следовательно, бесконечно устойчив. А как ты знаешь, лишь из этого состояния человек может слышать зов сердца. Поэтому «блаженны кроткие, ибо они наследуют землю», которая есть их путь.

— Чтобы стать кротким в этом смысле, надо жить наоборот, — сказал я.

— Да. И тебе это тоже хорошо известно.

 

 

Отрывок из романа «Дао Вероники: Принятие»