«Каждый выбирает для себя: женщину, религию, дорогу»

— Что ты имеешь в виду под парадигмой человека нашего времени? — уточнил я.

— «Каждый выбирает для себя: женщину, религию, дорогу», — процитировала Вероника. — Такая парадигма находится в противоречии с путём, и отсюда непрекращающийся экзистенциальный конфликт. Эдакий надрыв с придыханием. Но человек, следующий пути зова, свободен от этого конфликта, потому что у него иная жизненная парадигма. Она звучит так: «каждый трансформирует себя — под женщину, религию, дорогу». Чувствуешь разницу?

— Меняется точка отсчёта?

— Не это главное. Меняется вектор намерения, потому что цель переходит от «я выбираю» к «я принимаю».

— Но, Ника, ты же так много говорила о важности выбора, который делается сердцем! — возразил я.

Она вздохнула.

— Я не понимаю, почему тебе постоянно нужно разжёвывать вещи, которые ты сам знаешь на практике? Выбор, сделанный сердцем — это всего лишь принятие в ситуации отсутствия выбора. И тот, кто умеет выбирать сердцем, прекрасно это чувствует. Подавляющее большинство людей сердцем не выбирают. Они выбирают «для себя» — женщину, религию, дорогу, выбирают как продукты в магазине. Но жизнь — не магазин. В жизни можно только принять ту женщину, ту религию и ту дорогу, которые выбрали тебя сами. Или не принять и продолжать играть в супермаркет фальшивых товаров.

Для меня это было что-то совсем новое. Мы надолго замолчали.

— Мне не нравится такая парадигма, — сказал я наконец. — Есть в ней что-то… рабское.

— Это нормально, что ты так видишь, — Вероника положила руку мне на плечо, — изнутри представления «каждый выбирает для себя» обратный принцип — «каждый трансформирует себя» — представляется пассивным и рабским. Такова защитная броня парадигмы человека нашего времени. Но она рассыпается, когда в дверь стучится смерть. Смерть невозможно выбирать, зато вполне можно принять. И те, кто всю жизнь выбирал для себя «женщину, религию, дорогу», увидят в смерти врага, который непреодолимо мешает им и дальше выбирать. Они вступят с ней в заранее проигранную битву, и будут окончательно порабощены. А вот тем, кто в жизни принимал, а не выбирал, не знакомо такое понятие — «враг». И поработить их попросту невозможно.

 

 

Отрывок из романа «Дао Вероники: Принятие»