Город-оборотень

Моё уединение нарушила стайка молоденьких, лет двадцати, пёстро одетых девчонок, как-то незаметно подкравшихся со спины и обступивших меня полукругом. Я окинул девчонок взглядом и понял, что эта ночь определённо проходит для них насыщенно.

— Прошу прощения, а где здесь можно что-нибудь поесть? — вкрадчиво спросила одна из них по-английски, изобразив муку на лице. — Очень хочется есть. Очень хочется. Очень.

Длинное мешковатое пальто почти до земли, ярко-жёлтый шарф, тяжёлые армейские ботинки и разноцветный взрыв коротких волос на голове. Красивая девочка-фрик.

— Даже не знаю, — улыбнулся я её мимике. — Боюсь, что до утра особенно-то и негде. Это же Амстердам.

— Амстердам! Амстердам! Это Амстердам! — отрывисто продекламировала девочка, потом картинно вздохнула и ещё раз жалобно посмотрела на меня. — О’кей, хорошей тебе ночи.

— И вам, — сказал я и вдруг вспомнил, что в рюкзаке у меня лежит еда. Спохватился: — Подождите, эй!

Девчонки обернулись. Я достал свой дорожный сухой паёк: орешки, несколько мандаринов, выпечка из любимой вильнюсской кондитерской, плитка шоколада — и протянул пакет девочке-фрику. Она замялась, не решаясь взять еду. Я же смотрел в её глаза и видел в них себя самого двадцать лет назад. И я знал её состояние наизусть. Что такое еда, как можно о ней думать, когда именно этой ночью так весело и жадно хочется жить, но… как же голод способен испортить этот кайф!

— Бери, не стесняйся, — приободрил я её. — Не стоит портить себе ночь из-за дурацкого голода.

— А как же ты?

— Вам нужнее.

— Ты откуда такой? — поинтересовалась девочка, принимая из моих рук пакет. — Ого, да тут целый супермаркет! Спасибо!

В её глазах засветилась благодарность.

— Неважно, откуда я, всё равно меня там уже нет. Важнее то, где я скоро буду.

— А где ты скоро будешь?

— Там, откуда на запад уходит горный баран, а на восток — горный олень, — произнёс я, не сомневаясь, что такой ответ совсем не покажется ей странным.

— А-а, — улыбнулась девчонка, — это просто. Следуй за своим белым кроликом, он знает самую короткую дорогу.

— Я стараюсь, — сказал я и закинул рюкзак за плечи.

— Ты разве не поешь с нами?

— К сожалению, мне пора идти. Скоро мой самолёт.

— Как жаль… Спасибо ещё раз, добрый человек, и всяческой тебе удачи! Чао! — девочка-фрик слегка обняла меня, а остальные замахали мне руками.

— Удачи! — улыбнулся я и подумал, что однажды белый кролик придёт и за ней, а пока… пока её время брать от жизни всё, что хочется, и ни о чём больше думать ей и не надо.

 

 

Отрывок из романа «Дао Вероники: Принятие»