Хочу стать счастливым, но остаться несчастным

«Важно хотеть и добиваться», «нужно отделять свои желания от чужих и не идти у последних на поводу», «если вы ничего не хотите, у вас проблемы с правильной мотивацией»… Знакомые фразы? Те, кто интересуется модной нынче идеей «саморазвития», наверняка неоднократно слышали это, ведь именно подобными посылами пропитано большинство «тренингов личностного роста», «психологических» и даже отчасти «эзотерических» практик нашего времени.

«Надо уметь хотеть» — твердят они и обещают научить этому умению. «Надо уметь хотеть» — это аксиома, которая не подвергается сомнению; утверждается, что без этого умения человек не способен стать по-настоящему счастливым.

Хотеть предлагается материальных благ — а разве можно стать счастливым, если ты беднее окружающих тебя людей? — затем хотеть «гармоничных отношений», хотеть удовлетворения тех или иных амбиций (включая амбиции творческие), и наконец — хотеть непрерывно саморазвиваться. Всё это, при правильном подходе, якобы должно сделать человека счастливым.

Фактически, вам предлагают непрерывный бег за собственными «хочу». Неважно, что точно так же бегают все те, в чьём лексиконе даже не присутствует слово «саморазвитие», — и бегают, не становясь от этого счастливее. Вам убедительно объяснят, что эти люди просто не умеют «правильно хотеть».

В начале XX века Карл Густав Юнг в своей Liber Novus («Красной книге»), опубликованной лишь спустя сорок лет после его смерти, написал:

«Тот, чьё желание отворачивается от внешних вещей, попадает в пространство души. Если он не найдёт души, им овладеет ужас пустоты, и страх погонит его кнутом времени обратно в отчаянной попытке и слепом желании пустых вещей мира. С этим бесконечным желанием он станет глупцом, забудет путь своей души, и никогда не найдёт её снова».

Вдумайтесь в эти слова: «С этим бесконечным желанием он станет глупцом, забудет путь своей души, и никогда не найдёт её снова». Юнг прекрасно знал, о чём пишет. Он знал, что забывший путь своей души отныне обречён лишь на одну игру: постоянно бегать за счастьем, лишённый возможности поймать его за хвост.

Одна из Четырёх благородных истин, сформулированных Буддой Шакьямуни ещё в VI в. до н.э., — «истина о возникновении дуккха», говорит о том же самом: непрерывное стремление удовлетворить все свои возникающие потребности неизбежно приводит к разочарованию и возникновению кармы.

Точно такое же отношение к бегу за счастьем мы находим в известном даосском принципе У-вэй — «принципе немотивированности»: чтобы достичь состояния истинного равновесия с миром (а это и есть состояние счастья в современном представлении), действия должны быть… лишены размышлений, расчёта, желаний и мотиваций, а должны совершаться спонтанно.

И Карл Юнг, и Будда Шакьямуни, и даосы находятся в удивительном противоречии с большинством современных психологических практик, насквозь пропитанных мотивационным представлением о достижении счастья, не правда ли?

Давайте зададимся вопросом: «Ты никогда не задумывался, почему нас всех с самого рождения обучают постоянно хотеть? Любви, развлечений, успеха, семьи, здоровья, и так до бесконечности?» («Дао Вероники»).

И действительно, почему? Почему же даже те люди, которые знают (или хотя бы краем уха слышали) об этом, так настойчиво ищут «таблетку счастья» в своих неугомонных «хочу»? Не потому ли, что эти люди живут по принципу жертвы: «Я сделаю все, чтобы стать счастливым, при условии, что я останусь несчастным»? Ведь оставаться страдающей несчастной жертвой подчас гораздо выгоднее, чем быть гармоничным человеком, находящимся в равновесии с окружающим его миром.

 

 

Автор: Дмитрий Калинин — DaoVeroniki.Ru.